Новый наставник хоккейного «Куньлуня» Алексей Ковалев — о тренерской работе и главных моментах карьеры

Новый наставник хоккейного «Куньлуня» Алексей Ковалев — о тренерской работе и главных моментах карьеры

А несколькими днями ранее у команды из Пекина появился новый наставник. Им стал легендарный Алексей Ковалев, один из лучших россиян, когда-либо игравших в Национальной хоккейной лиге. Но если репутация Ковалева как игрока не вызывает вопросов, то в тренерской профессии Алексей пока новичок: за плечами у него лишь два года работы в штабе предыдущего наставника «Куньлуня» американца Курта Фрейзера.

218 часов в самолете
В новом сезоне «Куньлунь» будет проводить домашние матчи в Мытищах. Наверное, это большое облегчение в том плане, что придется меньше летать?

Алексей Ковалев: Переезд в Мытищи — огромный плюс. Насколько я понимаю, Владивосток в следующем сезоне участвовать не будет, не знаю, как решился вопрос с Хабаровском. Но если и без Хабаровска, то из дальних выездов останутся только Казахстан и Сибирь. Когда ты по пять раз за сезон летишь из Пекина в Москву и обратно — это тяжело. Без таких дальних перелетов, возможно, будем давать игрокам чуть большую нагрузку. Впрочем, самое трудное тут даже не перелеты как таковые, а перемена часовых поясов. Это давит на организм. Лично я всегда любил путешествовать, и поначалу, когда ты приезжаешь на новую работу, погружен в нее, ты всей этой рутины не замечаешь. Зато я очень хорошо все почувствовал в прошлом сезоне. Особенно по маршруту Пекин-Москва: мы еще делали остановку для дозаправки в Сибири, и на дорогу уходило по 11-12 часов. Я даже посчитал для себя, сколько времени мы провели в самолете и сколько пролетели за сезон.

Поделитесь?

Алексей Ковалев: Общее время в самолете — 218 часов 35 минут. Дистанция в милях 86232, в километрах — 138789. Для понимания, чтобы обогнуть землю, нужно пролететь 24 тысячи миль.

В чем еще специфика работы в китайском хоккейном клубе?

Алексей Ковалев: Особенность в том, что мало русских, в команде одни иностранцы. Эта команда составляется и подготавливается с прицелом на Олимпийские игры-2022, соответственно, хозяева клуба хотели бы видеть больше игроков с китайскими корнями. В свое время мы проводили лагерь в Торонто, в котором просматривали всех хоккетстов китайского происхождения, проживающих в Канаде и Штатах. Из них мы и набирали игроков. Если в первый год таких хоккеистов было всего два-три человека, то уже при мне их стало человек пять, а в прошлом году их число выросло до 18. Трудность заключалась в том, что приезжавшие оттуда хоккеисты успели поиграть в своих колледжах и привыкли к совершенно другой игре во всех смыслах. И на площадках побольше им становилось нелегко. Нужно было время, чтобы показать, как пользоваться свободным пространством, как играют в КХЛ. Если в НХЛ сейчас все завязано на борьбе, то в КХЛ все равно просматривается больше движения, передач.

Китай никогда не был заметным местом на хоккейной карте. Возможно ли это, в принципе, изменить?

Алексей Ковалев: Быстро все не происходит, хотя мы всегда надеемся на обратное. Когда мне говорят, что тот или иной процесс займет время, подсознание не хочет в это верить. Но хоккей в Китае был с 1950 года. Просто интерес к игре в какой-то момент упал. Сейчас, когда Олимпиада на носу, хоккей потихоньку возвращает утраченные позиции. Конечно, есть игроки с китайскими корнями, имеющие опыт игры за океаном, но работы все равно еще много.

Как рост интереса к хоккею в стране сопоставить с полупустыми трибунами на домашних матчах?

Алексей Ковалев: Все приходит со временем. Если сделать правильную рекламу, правильно показать людям этот спорт, то, уверен, интереса будет намного больше. Единственное, что хоккей не такой демократичный вид спорта, как гимнастика или бадминтон, где не нужна специальная амуниция. Но опять же, все это можно профинансировать, привлечь к делу крупные компании. В любом случае, прогресс есть. Если в первом сезоне болельщики радовались любым голам, не разбираясь, где их команда, то сейчас зритель стал более искушенным. Кроме того, хоккеем начали заниматься дети: встречался с огромным количеством наших тренеров, которые приехали работать в Китай. Повторюсь, главное, правильно и ярко себя позиционировать.

Вы говорили, что не прочь войти в тренерский штаб сборной Китая на Олимпиаде-2022 в Пекине. Что для этого должно произойти?

Алексей Ковалев: Это, наверное, решают правительство страны и хозяин «Куньлуня», который тоже китаец. Вообще, если я правильно понимаю, изначально предполагалось, что в клубе будут играть только игроки с китайскими паспортами. Потом все смягчилось. Может, с тренерами произойдет то же самое. Неизвестно, как сейчас обстоит с этим дело. Хотят ли они, чтобы сборной на Олимпиаде руководил китайский тренер, или готовы взять иностранца, лишь бы был результат…

Тренер должен быть справедливым
За эти два года работы ассистентом не возникало желания вернуться на лед и показать, как надо?

Алексей Ковалев: Возникало неоднократно. Я эти порывы выгонял из себя во время тренировочного процесса, когда оставался с игроками после занятий поиграть три на три. Была идея, причем серьезно говорили об этом, чтобы я пару игр провел за «Динамо» и закончил карьеру в том клубе, где начинал. Получилась бы красивая история.

В вашей практике ведь уже было такое, когда вы работали спортивным директором в клубе второго швейцарского дивизиона «Висп»?

Алексей Ковалев: Да, там по правилам нельзя заявлять больше двух легионеров, и получилась такая ситуация, что человек получил травму, а нового иностранца приобрести возможности по финансовым причинам не было. Решили сэкономить, я предложил свои услуги. Получилось неплохо.

У меня уникальный талант. Никто и близко не играл так, как я. Всегда создавал свою игру, старался быть неповторимым, трудным для чтения
Каким тренером вы себя видите? Жестким и авторитарным? Или демократичным?

Алексей Ковалев: Я не мягкий, но и не жесткий. Справедливый. Еще в бытность игроком, мне нравилось, когда тренер относился к хоккеистам справедливо. Если человек выполняет работу, то будет играть. И наоборот. В то же время, надо понимать, что игрок имеет право на ошибку. На две-три ошибки, не больше. Для меня важно, чтобы человек, сделав ошибку, больше ее не повторил. Это значит, что он понимает.

Есть методы, которыми вы никогда не воспользуетесь? Сергей Зубов, к примеру, рассказывал, как главный тренер «Рейнджерс» Майк Кинэн однажды двинул вам по почкам. Чтобы взбодрить…

Алексей Ковалев: Майк — особенный человек. Никогда не знаешь, чего от него ожидать. Как-то перед Кубком Стэнли он вызвал всех русских игроков к себе и начал на нас орать: мол, вам все равно, на Кубок вам наплевать. А мы стоим и смотрим друг на друга: нам с Юрзиновым и Тихоновым приходилось работать, при которых на скамейке такой мат-перемат был. По жесткости и требовательности Кинэн с ними и рядом не стоял. Так что, если он хотел нас мотивировать, то у него не очень хорошо получилось.

КХЛ стала лучше
Вы уже два года поварились в КХЛ. Как ощущения?

Алексей Ковалев: Я вырос в этом хоккее. С другой стороны, до работы в «Куньлуне» я не был в России семь лет. Конечно, многое в лиге изменилось. Опять же отношение к игрокам. И все в лучшую сторону. Надеюсь, что хоккей и дальше будет развиваться: будут строиться новые дворцы, появляться интересные игроки.

Швейцарец Свен Андригетто, выступавший за «Авангард», сказал, что в КХЛ сплошные бодания и пахота. И минимум креатива…

Алексей Ковалев: Это зависит от отдельно взятой команды. Такие команды, которые неинтересно смотреть, есть и в НХЛ. У них кроме толкотни и вбрасывания шайбы в зону больше ничего нет. И, наоборот, бывают креативные команды, технически оснащенные. Тут от тренера многое зависит, от его установок. Это везде так. В КХЛ тоже некоторые пытаются задавить физикой. Так что я с Андригетто не согласен.

Как относитесь к стремительному введению жесткого потолка зарплат в КХЛ?

Алексей Ковалев: Это должно уравнять команды. Единственное, не знаю, насколько это реально осуществить в России. У нас ведь всегда находят лазейку. Когда в НХЛ ввели потолок зарплат, все команды подравнялись так, что по ходу регулярного чемпионата стало трудно определить будущего победителя Кубка Стэнли. Раньше сразу было понятно: команды с хорошими финансами могут подписать хороших игроков и за счет этого выиграть.

В Мытищах, где теперь будет играть «Куньлунь», когда-то базировался «Атлант», последний российский клуб, за который вы выступали. Не самая лучшая страница в вашей биографии…

Алексей Ковалев: А у меня и не осталось особо воспоминаний. Я получил травму, и на этом все закончилось. Смысл чувствовать по этому поводу какую-то злость или хранить плохие воспоминания?

Именно тогда приключилась история с фамилией на свитере, помните? (вместо привычного Kovalev КХЛ предложила писать Kovalyov — прим. РГ)

Алексей Ковалев: Помню. Не знаю, почему для лиги это было так проблематично. Я ведь и со сборной играл на чемпионатах мира и Олимпиадах, и везде моя фамилия была правильно написана. Я никак не мог взять в толк, почему именно сейчас они решили сделать по-своему. Может, хотели поиграться со мной?

После «Атланта» вы еще заявили, что не хотите иметь с российским хоккеем ничего общего?

Алексей Ковалев: Было немного неприятно от того, как мы разошлись. Но это свои, внутренние дела, которые, наверное, не очень касаются хоккея. Возможно, фраза получилась слишком громкой и относилась больше к людям, которые в то время работали в «Атланте».

Вы говорили, что вам всегда было интересно попробовать себя в штабе сборной России…

Алексей Ковалев: Для нас сборная была выше всего. Мы жили этим. Когда я переехал из Тольятти в Москву, и меня не взяли на первый сбор национальной команды, это был шок. Всегда испытывал особенное чувство, играя вместе с лучшими хоккеистами со всей страны. Всегда большая честь представлять родину, неважно в каком качестве, игроком или тренером.

Хотел взять Кубок Стэнли побыстрее
Молодые игроки, которым довелось с вами поиграть, всегда с теплотой о вас отзывались: Ковалев всегда подскажет, дельный совет даст. Молодежь вообще сильно изменилась по сравнению с вашим поколением?

Алексей Ковалев: В наше время у молодых не было доступа к такому количеству информации. Наше поколение училось на том, что удавалось увидеть. Посмотрел игру мастеров, что-то примерил на себе, что-то перенял, попытался повторить. Сейчас молодежь ждет, что им все покажут, расскажут, разжуют. Вот люди говорят, что у нас креативности в хоккее не хватает. Так ее нужно развивать, понимать откуда она берется, как ее находить. Молодежь такая, что пока ей не скажешь, что делать, она ничего не делает. Мало ребят, которые постоянно придумывают, делают что-то свое. Такое ощущение, что работает конвейер, и на выходе все получаются одинаковые, как автомобиль «Лада».

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>