Дмитрий Чернышенко о сокращении КХЛ, потолке зарплат и хоккейном бизнесе

Дмитрий Чернышенко о сокращении КХЛ, потолке зарплат и хоккейном бизнесе

Регулярный чемпионат КХЛ выходит на финишную прямую, но болельщики и специалисты уже сейчас вовсю обсуждают, что будет с главной хоккейной лигой Европы на следующий сезон. Корреспондент «РГ» пообщался с президентом КХЛ Дмитрием Чернышенко и расспросил о самом главном.

Дмитрий Чернышенко: Напомню, что у Лиги со сменой команды впервые появилась стратегия как некий официальный документ. В нем заключены измеримые и достижимые цели по трансформации системы управления самой Лигой. Она была досрочно выполнена и даже перевыполнена. Дальше была разработана новая семилетняя стратегия. Она уже нацелена не на управляющую компанию, Лигу как таковую, которая является надстройкой над системой профессионального хоккея на континенте, а на работу с клубами. В ней два основных направления — повышение коммерческих доходов клубов и понижение, оптимизация их затрат. Казалось бы, противоречивые вещи — чтобы клубы больше зарабатывали, меньше тратили, а качество при этом росло. Тем не менее мы последовательно к ним идем. И изначально при помощи международных консультантов мы вышли на оптимальную цифру в 24 клуба, к которой мы последовательно движемся. Была создана система рейтингов, и я очень благодарен нашему председателю Совета директоров Геннадию Николаевичу Тимченко, который пошел на очень серьезные новации в КХЛ, связанные с введением финансового фэйр-плей и системы жестких потолков, а также рейтингования клубов. Все эти механизмы позволяют равномерно распределить игроков по клубам, повысить интригу, уменьшить затраты.

Принесла ли пользу эта мера и насколько она эффективна?

Дмитрий Чернышенко: Мы видим первые результаты в реализации этой стратегии — сокращение бюджетных денег в финансировании клубов более чем на 2 миллиарда рублей. Это процесс постепенный, но мы начинаем двигаться. Поэтому, безусловно, главный принцип — рыночные отношения и ориентированность на коммерческий результат. Есть клубы-аутсайдеры. Есть механизм контроля за финансовыми результатами, который минимизирует возможности для каких-то злоупотреблений. То есть все играют по равным правилам. Через сезон будет введен жесткий потолок на оплату труда хоккеистов. В следующем сезоне он понизится на 50 миллионов рублей, а так называемый налог на роскошь повысится до 30 процентов. Отдельным клубам станет совсем сложно шиковать. Они это знают, были заранее осведомлены о том, что их ждет, поэтому выстраивают работу так, чтобы постепенно разобраться в своих контрактах, перераспределить игроков. В том числе уменьшились зарплаты на середнячков. Я приветствую, чтобы выдающимся игрокам платили еще больше, чем они получают сейчас. Это будет коммерчески оправдано. Но у нас очень много переплаченных середняков, которые получают все больше и больше. Жесткий потолок зарплат поможет с этой ситуацией разобраться.

Вы упомянули аутсайдеров рейтинга. Не секрет, что в этом году это «Адмирал», «Амур» и «Северсталь»…

Дмитрий Чернышенко: Это вы снизу вверх посчитали?

Честно говоря, в произвольном порядке их назвал.

Дмитрий Чернышенко: Но вы правильно сказали.

Кто-то один лишним будет из этой тройки в итоге?

Дмитрий Чернышенко: Совет директоров принял стратегию, по которой есть целевое количество клубов. Есть рейтинг, который позволяет определять, какой клуб подлежит тому, чтобы переходить в ВХЛ, или ему уготована какая-то иная судьба, тут уже должны его владельцы решать. При этом решение о том, как поступить, принимает Совет директоров. На основании тех рекомендаций, которые готовит руководство Лиги. Я не могу сейчас что-то говорить от имени Совета директоров. Как менеджер я стремлюсь выполнять стратегию, как бы кому-то это ни казалось неправильным или несправедливым с точки зрения социальных аспектов. Приняли такие решения — давайте их выполнять. По окончании регулярного чемпионата будут подведены итоги рейтинга, и на ближайшем заседании по завершении сезона Совет директоров примет решение, какие клубы останутся. Это будет сильно зависеть еще и от динамики по вхождению новых клубов. Не секрет, что в Лиге ведется работа по расширению и на Запад, и на Восток. Восток — это Япония, и в перспективе, может быть, Южная Корея. На Западе очень много стран. Наиболее проработанные варианты с Францией и Германией. Помимо этого ведется большая работа в разных других странах, от Швеции до Великобритании.

В следующем сезоне потолок зарплат понизится на 50 миллионов рублей, а так называемый налог на роскошь повысится до 30 процентов
Это расширение — вопрос, кажется, не самого ближайшего будущего, а более далекая перспектива?

Дмитрий Чернышенко: Есть пример, когда мы в течение трех месяцев приняли решение и в КХЛ вошел китайский клуб. Все будет зависеть от партнеров. Когда они дают четкие и понятные ответы на вопросы, прописанные в регламенте — финансовая устойчивость, интерес к хоккею, перспективы, наличие арены и так далее, — это может решаться достаточно быстро.

КХЛ нередко критикуют за то, что даже в зарубежных клубах инвесторами выступают аффилированные с Россией бизнесмены. Вам принципиально, чтобы в новых проектах не использовались такие пророссийские схемы, а был именно иностранный капитал?
Дмитрий Чернышенко: Никаких «схем» нет. Это точно. Если так рассуждать и посмотреть на наших международных спонсоров, то можно сказать, что у нас американский капитал. Нет такой политики и тенденции, чтобы российские инвесторы спонсировали западные клубы. Какие-то клубы имеют определенные отношения с бизнесом, связанным с Россией. Но и у такого бизнеса есть абсолютно четкие интересы к данным территориям. Клубы — это прямой контакт В2В (бизнес бизнесу. — Прим. авт.) и партнерство с клубом, в том числе с иностранным, это возможность для российских компаний решать свои определенные бизнес-задачи. Вот недавно мы с вами были на Матче Звезд КХЛ , где собрались более 200 гостей, представляющих различные организации, как коммерческие компании, так и государственные органы. Все объединены хоккеем, обсуждают проекты.

Почему никто не ходит на «Куньлунь»?

Дмитрий Чернышенко: Это проблема отсутствия домашней арены, которая создает лояльную аудиторию. Сейчас клуб скитается по площадкам, не может подобрать себе достойную домашнюю арену и рассматривает, в том числе, возможность строительства новой. Конечно, в такой ситуации будут возникать сложности. Клуб не тратит усилий в этом направлении, потому что понимает — нужно сначала определиться, где они будут расположены. Но это достаточно быстро произойдет, учитывая, что в Китае будут зимние Олимпийские игры в 2022 году. Видимо, у китайцев свой взгляд на скорость развития этих событий.

Еще один клуб с вопросами по домашней арене — омский «Авангард», переехавший в Балашиху. Как вам это? Дмитрий Чернышенко: Мы абсолютно спокойны, поскольку видим программу, понимаем, что Омск собирается делать со своей ареной. Они ее реконструируют и вернутся домой, безусловно. И нет никаких сомнений, что омская арена будет в ближайшее время восстановлена.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>